Интервью
Компании

Потеря «Северных потоков»: мнение эксперта

Повреждение российской газопроводной системы «Северный поток» заставило
задуматься: насколько поставки углеводородов из нашей страны нужны европейским
потребителям. До последнего момента страны Старого Света утверждали, что
с легкостью избавятся от топливного российского ига за счет альтернативных поставок
сырья. Сбудутся ли такие прогнозы, рассказал эксперт Финансового университета
при правительстве РФ и Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков.

— В результате разрушения газопровод «Северный поток» остановлен надолго – на-
чало его работы в лучшем случае отодвинуто на несколько месяцев. Можно ли спрогнозировать, когда газопровод снова заработает в полную силу?

– В настоящее время мало кто понимает, что происходит с российской экспортной системой «Северный поток».
Напомню, что еще до разрушения, одна из веток этой магистрали не могла эксплуатироваться из-за отсутствия газовых турбин, а вторая нитка так и не заработала из-за западных санкций. Сейчас же, думаю, что только подготовка к ремонту займет до полугода. Нужно будет провести обследование повреждений, оценить масштаб аварии, разработать план устранения неисправностей, закупить оборудование, подобрать специальные суда… Раньше весны непосредственно приступить к ремонтным работам окажется нереально.

— А что происходит с разрушенными газопроводами сейчас? Судя по сообщениям,
буферный газ, находящийся в этих трубах, продолжает утекать. Когда это закончится
и какими убытками грозит России?

– Действительно, судя по всему, находящийся в экспортных трубах газ продолжает утекать в воздух. Через несколько дней кошмарные кадры с выбросами углеводов на поверхность моря, публикуемые сейчас зарубежными СМИ, прекратятся – для начала ремонта трубопроводов требуется соблюдение некоторых технологических параметров.
Одним из них, по всей вероятности, служит полное отсутствие газа в трубопроводе. Поэтому «Газпром» и пытается согласовать дополнительное время на диагностику повреждений. Объем технологического газа, закаченного в систему «Северных потоков», составлял около 100 млн кубометров. Продав это топливо в Европу, российская монополия могла бы заработать до $2 млрд.

— Какие конкретные работы для восстановления «Северных потоков» придется осуществить?

– Оценка повреждений трубопроводной системы потребует работ непосредственно на месте разрушений. Для этого к работе понадобится подключать специальные глубоководные аппараты. Россия обладает технологическими ресурсами для осуществления ремонта. Как показала практика прокладки «Северного потока‑2» в период санкций, баржа «Фортуна» и трубоукладчик «Академик Черский» обладают возможностью для реализации таких сложных подводных операций. Если усилий этих судов хватит для ликвидации последствий разрушений, то «Газпрому» не придется опять искать на международном рынке строительных подрядчиков из-за границы.

— А если не хватит?

– В настоящий момент очевидно лишь одно: трудоемкость ремонтного процесса будет сравнима с усилиями, потраченными на строительство газопровода. После того, как остающийся в «Северных потоках» газ улетучиться, европейские совладельцы этих труб начнут обозначать возможность взыскания с России дополнительных штрафных санкций.

— И каков может быть их размер?

– Счет сначала будет идти на десятки, если не сотни миллионов. Поверьте, работа специалистов, которые рассчитывают на многолетнее обслуживание российских
газовых труб в Европе, оценивается континентальными чиновниками в отдельном порядке. Хотя о повышении контрактных договоров речи пока не идет. Существуют обозначенные страховыми соглашениями суммы, достигающие 17 млрд евро (стоимость прокладки «Северного потока‑2» не превышала $10 млрд). Однако выплата этой компенсации, скорее всего, решится после многочисленных заседаний европейских арбитражных судов. Вердикт, как следует из последних практик, скорее всего, будет вынесен не в пользу российской стороны.

— Вернемся к техническим вопросам.
Что же конкретно предстоит сделать ремонтным кораблям, которые отправились на восстановление российского трубопровода в Балтийское море?

– Подчеркнем: кто идет на помощь «Северным потокам», точно не известно.
Пока наблюдатели говорят о присутствии в зоне происшествия европейских и американских судов. Но даже, если эти корабли окажутся гражданскими, а не военными, то им предстоит трудная и кропотливая работа: придется осуществить погружение подводных агрегатов на глубину расположения трубопровода. Потом произвести оценку повреждений. Затем придется проанализировать ситуацию уже на берегу. И лишь после этого будет выработан план непосредственно по восстановлению поврежденных участков трубы.

— И каким может оказаться этот план?

– С технологической стороны, действия отечественных ремонтников могут оказаться достаточно разнообразными.
После того, как из поврежденных труб выйдет последний буферный газ, заполняющий экспортную систему по технологическим обстоятельствам, перед «Газпромом» встанет выбор: либо частично заморозить опустевшие от закачки газа трубопроводы, либо и впредь не давать согласия на поставки углеводородов по этой системе. Могут быть приняты достаточно радикальные решения. Например, для препятствия поступлению морской воды в трубы, когда в них не останется природного газа, газопровод может быть полностью отрублен от основного источника сырья – российских месторождений. Либо, напротив, давление в трубах должно возрасти, чтобы вытолкнуть соляные смеси из производственных магистралей. Остается только понять, кто оплатит подобные работы: Ев-
ропа, стремящаяся распрощаться с российским газом, или Россия, для которой экспортные энергетические доходы опять могут превратиться в главную составляющую бюджетной выручки.

Автор: Н. Макеев
Источник: e‑news.su
Фото: daytimenews.ru
Made on
Tilda