Статьи
Нефтегаз Проблемы и перспективы

Разбалансировка мирового рынка нефти

Разбалансировка мирового рынка нефти Мировой рынок нефти переживает потрясение, вызванное беспрецедентными мерами по борьбе с обостряющейся проблемой пандемии коронавируса по всему миру, которые оказывают давление на спрос. Влияние данного фактора на рынок нефти пока характеризуется высокой степенью неопределенности. В этой ситуации разрыв сделки ОПЕК+ и планы ее участников по переходу к борьбе за долю рынка способны обусловить появление на нем колоссального избытка предложения, который в ближайшей перспективе может быть ограничен существующей инфраструктурой по хранению и транспортировке нефти. В вопросе ценовой конкурентоспособности в этой борьбе эксперты по-прежнему считают производителей нефти в США аутсайдерами, но сокращение их позиций на рынке займет время.

Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 оказывает все более очевидное негативное влияние на спрос на мировом рынке нефти. Во всем мире нефтеперерабатывающие заводы сокращают объем производства из-за падения спроса на авиатопливо вследствие ограничений международных воздушных перевозок, а также спроса на моторное топливо на фоне снижения автотранспортных перевозок. Падение спроса на нефтепродукты также наблюдается в промышленности. МЭА в своем мартовском обзоре рынка нефти отметило, что из-за проблемы коронавирусной инфекции ожидает в 2020 году снижение спроса на нефть (впервые за 11 лет) на 90 тыс. барр./день к уровню 2019 года (100 млн барр./день), хотя еще в январе ожидался рост на 1,2 млн барр./день. В МЭА оценивают, что в I квартале 2020 г. мировой спрос на нефть снизится к уровню I квартала 2019 г. на 2,5 млн барр./день. Основная доля этого снижения придется на Китай (1,8 млн барр./день). Однако эксперты МЭА рассчитывают, что во II квартале 2020 г. спрос практически вернется к прошлогоднему уровню. В зависимости от динамики распространения инфекции и успеха мер по борьбе с ней МЭА предусмотрело два альтернативных сценария, при реализации которых мировой спрос на нефть в 2020 году может как упасть на 0,7 млн барр./день, так и вырасти на 0,5 млн барр./день. В марте УЭИ США и ОПЕК оценивали, что влияние коронавируса на мировой рынок нефти в 2020 году окажется несколько ниже, чем в базовом сценарии МЭА, благодаря чему спрос на нефть все-таки вырастет: повышение потребления по их сценариям могло бы достигнуть 400 тыс. барр./день и 60 тыс. барр./день соответственно.

Наряду с этими прогнозами ряд экспертов ожидают более сильное негативное влияние коронавируса на мировой рынок нефти. Эксперты Rystad Energy, например, допускают, что в 2020 году спрос на нефть может сократиться на 4,9 млн барр./день. В IHS Markit оценивают, что во II квартале 2020 г. спрос на нефть в годовом выражении может упасть на 14 млн барр./день. В целом же влияние коронавируса на энергетические рынки и мировую экономику будет связано с высокой неопределенностью, пока пандемия не пойдет на спад. При этом одновременно с шоком спроса мировому рынку нефти грозит шок предложения из-за распада сделки ОПЕК+. В 2017-2019 годах действия участников ОПЕК+ способствовали сохранению баланса спроса и предложения. В то же время свою долю в мировой добыче нефти они постепенно уступали странам вне соглашения, прежде всего США. Хотя без Ирана и Венесуэлы потери суммарной рыночной доли ОПЕК+ составили менее 2 п.п. (График 1).



В марте участники ОПЕК+, столкнувшись с угрозой падения спроса из-за коронавируса, не смогли договориться об условиях продления сделки по снижению добычи нефти, фактически сняв с себя обязательства с 1 апреля 2020 г. Более того, Саудовская Аравия объявила, что в ближайшие месяцы увеличит предложение на рынке до 12,3 млн барр./день (на 2,5 млн барр./день к уровню февраля 2020 г.), а для дополнительного увеличения экспорта нефти снизит свою нефтепереработку. О планах по увеличению добычи нефти объявили и другие страны Персидского залива (ОАЭ, Ирак, Кувейт) и Нигерия. Вместе с тем они анонсировали дополнительные скидки на поставляемую нефть. Россия в свою очередь также заявила о наличии возможности наращивания добычи нефти. Очевидно, что обостряющаяся борьба за долю рынка в условиях падающего спроса на нем довольно скоро обусловит существенный избыток. По оценкам МЭА, избыток предложения уже в I квартале 2020 г. составил порядка 4 млн барр./день. Во II квартале 2020 г. с учетом отмены квот ОПЕК+ существенного снижения избытка предложения по сравнению с I кварталом 2020 г. не ожидается. В Rystad Energy указывают на то, что во II квартале 2020 г. дисбаланс может достигнуть 10 млн барр./день. В этом случае в 2020 году предложение может превысить спрос на нефть почти на 6 млн барр./день. В условиях угрозы столь существенного избытка предложения в марте 2020 года цены на нефть опускались ниже минимумов 2008-2009 и 2014-2016 годов (График 3). При этом на заполнение всех свободных наземных нефтехранилищ потребуется менее года, а использование нефтяных танкеров для этой цели ограничено из-за планов стран ОПЕК по увеличению поставок, что подтверждается повышенным спросом на танкеры класса VLCC в марте со стороны Саудовской Аравии. Таким образом, инфраструктура по транспортировке и хранению станет естественным ограничением дальнейшего роста добычи нефти в условиях слабого спроса.


Если нефтедобывающие страны продолжат борьбу за долю на рынке, удерживая цены на нефть на низком уровне, то, по оценкам Wood Mackenzie, при цене ниже 35 долл./барр. с рынка могут уйти 3-4 млн барр. в день. В силу гибкости реагирования на ценовую конъюнктуру и относительно высокую себестоимость добычи одними из первых с рынка вероятно будут уходить производители нефти в США. Однако в полной мере эффект низких цен на них может сказаться далеко не сразу.
Отчасти это связано с использованием механизмов хеджирования ценовых колебаний, хотя стремление оптимизировать затраты, используя вновь набравшую популярность стратегию «трехсторонний воротник», которая защищает лишь от умеренного падения цен на нефть, теперь оборачивается для компаний нефтедобывающей отрасли США проблемами. Кроме того, государство не оставляет без внимания риски, нарастающие в отрасли. В случае сохранения низких цен на нефть после 2020 года среди нефтедобывающих и нефтесервисных компаний США вероятна волна банкротств, в том числе из-за роста выплат по долговым обязательствам в 2021 году, которые, по данным Rystad Energy, вырастут на 27%. Дефолты нефтяных компаний в США грозят ударом по банковскому сектору, проблемы которого могут распространиться на экономику в целом.

Для поддержки производителей нефти Министерство энергетики США в марте сначала приостановило запланированную ранее продажу запасов из стратегических резервов, а вскоре по поручению Д.Трампа начало закупки. Пока было принято решение о закупке всего 77 млн барр. нефти. Закупки нефти в первую очередь производятся у малых и средних американских нефтедобывающих компаний, чтобы поддержать их в сложившихся обстоятельствах, однако с учетом глобального характера рынка нефти адресные закупки не создадут американским компаниям существенных преимуществ перед иностранными поставщиками нефти в США. Появляются и неожиданные инициативы со стороны США в части сотрудничества с ОПЕК+. Должностные лица от штата Техас заявляли, что ведут переговоры с ОПЕК о возможности совместных скоординированных действий по сокращению добычи, но пока перспективы данного сотрудничества достаточно туманны.

Таким образом, для быстрого восстановления цен на нефть сегодня существует ряд препятствий. При этом для США и для других крупных стран-потребителей нефти в складывающихся обстоятельствах падение цен может стать важным фактором поддержки экономики, сдерживающим инфляционные процессы, что дает несколько больше свободы центральным банкам в проведении более мягкой денежно-кредитной политики наряду с увеличением государственных расходов правительствами.

Источник - Аналитический центр при Правительстве РФ
Энергетический биллютень №82

Made on
Tilda