Статьи
Проблемы и перспективы

Потенциальные возможности роста российской экономики: анализ и прогноз

В этих условиях важно понимать и дать корректную, научно обоснованную оценку возможностей, которыми обладает российская экономика, что поможет выстроить эффективную стратегию ее структурно-технологической перестройки в новых условиях. Это определяет актуальность оценки Институтом народнохозяйственного прогнозирования (ИНП РАН) потенциала экономического роста, который был сформирован в России в период перед кризисом 2022 года.

Под «потенциалом» экономического роста понимается совокупность условий
и факторов, обеспечивающих максимально возможные масштабы наращивания
производства и/или использования (потребления) на базе имеющихся в стране
ресурсов.
Данное определение отражает двойственность понятия потенциал экономического роста: с одной стороны, это оценка имеющихся возможностей роста, с другой – характеристика его ограничений.

Оценка потенциала роста на среднесрочный и/или долгосрочный период необходима для того, чтобы определить, во‑первых, приоритеты социально-экономического развития с учетом имеющихся ресурсных ограничений и возможного набора мер в области экономической политики; во‑вторых, долгосрочные перспективы развития национальной экономики, абстрагируясь от влияния шоков конъюнктурного характера.

Разные возможности разных отраслей

Пространство экономического роста определяется емкостью внешних и внутренних рынков, а также состоянием производственного потенциала и связанной с ним эффективностью производства.
Высока вероятность формирования сценария регионализации мировой экономики, при котором темпы роста мирового ВВП будут опережать темпы роста мирового экспорта. При этом, как в сценарии сохранения тенденции глобализации, так и при преобладании регионализации мировой экономики, ожидается увеличение спроса на сырьевые ресурсы. Это будет поддерживать развитие российской экономики и ее сырьевого комплекса даже
в условиях ухудшения отношений с развитыми странами.
Несырьевая продукция будет играть заметную роль в совокупном экспорте, в лучшем случае, за пределами 2040 года.
При сохранении относительно низких цен на углеводороды доля сырьевых товаров в экспорте может сократиться с 74 % в 2019 году до 63 % в 2035 году, а доля углеводородов – с 61 до 47 %.
Необходимым условием устойчивого развития российской экономики является рост эффективности ее производства. Важным показателем отраслевой эффективности производства является продуктивность использования первичных ресурсов – величина, обратная материалоемкости по первичным ресурсам, показывающая долю стоимости, добавленную обработкой. Рост продуктивности в экономике происходит за счет как технологических изменений, так и структурных сдвигов.
Для обеспечения в долгосрочной перспективе темпов роста экономики России
на уровне 2,5–3 % в год потребуется увеличение продуктивности по первичным ресурсам не менее чем на 2,5 % в год.


В то же время темпы роста продуктивности 2,5–3 % в год требуют значительных инвестиционных усилий. Это в последние годы оказывается по силам лишь немногим странам, включая Китай и Индию.
Важно также учитывать и то, что отрасли имеют разные возможности повышения технического уровня производства.
Отрасли с устоявшимися капиталоемкими технологиями и консервативной структурой выпуска, такие, например, как нефтепереработка или металлургия, не могут рассчитывать на быстрое повышение технического уровня производства и, соответственно, значительный вклад НТП в рост производства.
В то же время, сельское хозяйство и строительство за счет внутриотраслевых и территориальных сдвигов, а также новых технологий могут продуцировать очень быстрый технический прогресс. Безусловно, велик потенциал технологического прогресса
в машиностроении, связи и телекоммуникациях, а также в ряде отраслей сферы услуг.
Не менее важным является анализ состояния производственных мощностей.
В обрабатывающей промышленности за последние 20 лет мощности увеличились почти в полтора раза (в 1,4–2 раза в большинстве секторов), но при этом доля мощностей, введенных до 2000 года, в большинстве секторов незначительна, что обусловливает средний возраст мощностей около 12 лет.
Исключение составляют химическая промышленность и металлургия, в которых доля мощностей, введенных до 2000 года, оценивается в 44 % и 62 %, соответственно. В целом, в машиностроении и производстве технологически сложных непродовольственных товаров, где обновление мощностей во многом шло через развертывание технически простых сборочных производств, темпы модернизации остаются низкими; потенциал незадействованных конкурентоспособных мощностей может быть оценен минимум в 10 % от объема выпуска в 2021 году. В отличие от этого, ситуация с модернизацией мощностей
в сырьевых сегментах экономики и в пищевых производствах может быть охарактеризована как удовлетворительная.

Оперативное реагирование, смягчение ограничений и…
Существующие производственные и распределительные мощности в российском топливно-энергетическом комплексе (ТЭК) способны удовлетворить спрос на энергию в рамках любого конструктивного сценария развития российской экономики. В условиях перехода к политике декарбонизации экономики российский ТЭК может модернизировать мощности и одновременно с этим обеспечить снижение эмиссии парниковых газов, что
превращает этот комплекс в важнейший инструмент решения задач климатической
повестки.
В условиях быстрых и качественных изменений на мировых рынках, включая процесс энергоперехода, российская система регулирования в энергетическом секторе
должна оперативно реагировать на возникающие вызовы. Это касается вопросов ценообразования и налогообложения на внутреннем энергетическом рынке, повышения глубины переработки энергоресурсов, поддержки конкурентоспособности и роста эффективности в энергетическом секторе.

В сфере агропромышленного комплекса (АПК) должны быть смягчены существующие ограничения внутреннего и внешнего спроса, что будет способствовать росту отечественного аграрного производства.
Подобная структурная политика может быть реализована через:
– адресную социальную помощь малообеспеченным домашним хозяйствам;
– дополнительные федеральные субсидии на поддержку региональных программ развития сельского хозяйства в периферийных субъектах РФ, которые обладают большим ресурсным потенциалом роста аграрного производства, но при этом характеризуются
низкой доходностью и отсталым технологическим уровнем АПК;
– субсидирование межрегиональных и экспортных перевозок сельскохозяйственной продукции из регионов, удаленных от крупных внутренних и внешних рынков сбыта.
Наиболее эффективными мерами регулирования внутреннего рынка и обеспечения продовольственной безопасности представляются механизмы закупочных и товарных интервенций, а также субсидирования производителей в сельском хозяйстве и пищевой промышленности (с обязательством поставок продукции на внутренний рынок по ценам, сниженным на размер субсидии).


Одним из наиболее значимых внутренних рынков является рынок автомобилей.
В рассматриваемых сценариях уровень обеспеченности автомобильным транспортом будет расти, но разными темпами. В сценарии ограничения использования личного автомобильного транспорта в крупных агломерациях емкость рынка легковых автомобилей к 2040 году может составить 3,4 млн единиц. В целом потенциал
роста рынка легковых автомобилей является существенным, а его развитие может
оказать серьезное влияние на формирование макроэкономических показателей.
Важнейшим рынком, влияющим на развитие экономики, является строительный. Оценки показывают, что с учетом имеющихся ограничений, а также возможностей по расширению объемов жилищного строительства, потенциально возможный объем ввода жилья в пер-
спективе до 2040 года может достигать 0,75 кв. м/чел. в год. Конечно, такой объем вводов подразумевает наличие строительных мощностей, обеспечение их квалифицированными кадрами, развитие рынка строительных материалов, использование новых технологий в строительстве, институциональное и финансовое обеспечение наращивания строительных работ.
Возможности импортозамещения представляют особую значимость в условиях внешнего давления на российскую экономику. Согласно полученным оценкам, реализация потенциала импортозамещения и наращивания экспорта в период до 2040 года способна обеспечить рост выпуска в химическом комплексе (примерно в 1,8 раза), лесопромышленном комплексе (1,6–1,7 раза), машиностроении и металлургии (1,4–1,5 раза).

Ключевые тенденции демографии

Изменение численности населения является результирующим показателем, ко-
торый зависит от основных демографических трендов: рождаемости, смертности
и миграции. Каждый заслуживает отдельного рассмотрения.
Политика в области демографии и здравоохранения ограниченно влияет на изменение численности населения, но является решающим фактором его сбережения и улучшения качественных характеристик, прежде всего здоровья.
Одним из ключевых пунктов демографической повестки является рождаемость.
Международные сравнения показывают, что уровень рождаемости в России сопоставим с показателями большинства стран со схожим и более высоким уровнем социально-экономического развития.

С начала 2000‑х годов суммарный коэффициент рождаемости, который не зависит от демографических волн, стабильно рос, и к 2014–2016 гг. почти достиг уровня в 1,8 ребенка на женщину. Были все основания предполагать, что он будет расти и дальше.
Однако всего лишь за несколько лет показатель резко снизился – до 1,5 ребенка на женщину (2019–2020 гг.). Это важный косвенный индикатор вектора социального оптимизма и веры в будущее. Поэтому было бы неверно полагать, что ситуация с рождаемостью является стабильной и не зависит от параметров развития экономики. Необходимы действия, направленные на поддержание рождаемости и укрепление семьи, а также повышение уровня и качества жизни в стране.
Уровень смертности в России, несмотря на наблюдавшийся вплоть до пандемии коронавируса позитивный тренд, остается крайне высоким (особенно это касается мужского населения), что неприемлемо для страны с таким уровнем экономическо-
го развития и человеческим потенциалом.
Для быстрого снижения уровня смертности необходимо уделить самое пристальное внимание ее причинам. Это позволит сконцентрировать усилия на наиболее эффективных мерах в области здравоохранения, социальной политики и т. д.
В настоящее время самые важные агрегированные группы причин смерти – от внешних причин и от болезней системы кровообращения. По мере роста ожидаемой продолжительности жизни, все большее внимание должно быть уделено про-
блемам, связанным с онкологическими заболеваниями.
К числу основных факторов, влияющих и на высокую смертность, и на снижение рождаемости, относятся недостаточные доходы значительной части населения
страны. Рост уровня доходов, более справедливое и эффективное их распределение, борьба с бедностью, дальнейшая реализация показавших свою действенность мер семейной политики – это шаги, которые придадут импульс демографическому
развитию страны, влияя на динамику рождаемости и смертности.

Миграцию в таком контексте следует рассматривать как фактор, дополняющий демографическую политику. В конечном счете, величина миграционных потоков
должна определяться темпами экономического роста и уровнем технологического развития экономики. При этом, разумеется, необходимо принимать во внимание естественное ограничение – возможности общества интегрировать то или иное
количество мигрантов.
В рамках базового демографического сценария численность населения России
к 2035 году составит 143,9 млн человек. В наибольшей степени сохранение на-
селения будет определяться снижением смертности и ростом рождаемости.


Наибольший вклад в увеличение ожидаемой продолжительности жизни в период до 2035 года внесет снижение смертности от внешних причин и болезней системы кровообращения. При общем росте ожидаемой продолжительности жизни у мужчин в 2019–2035 гг. на 6,8 лет вклад снижения уровня смертности от внешних причин и болезней системы кровообращения, согласно прогнозу в рамках базового сценария, составит около 5 лет.

Глобальное и внутреннее

Научно-технологическое развитие России будет определяться как глобальным контекстом, так и собственными внутренними процессами. В первую очередь, речь идет о необходимости компенсировать за счет научно-технологического развития потенциальный дефицит рабочей силы, сокращение сырьевой ренты и, конечно, внешнеэкономические ограничения.
Распределение корпоративного финансирования исследований и разработок в мире четко отражает процесс концентрации финансовых и научно-технических ресурсов в небольшой группе стран и крупных транснациональных корпорациях.
Эти корпорации сосредоточены на финансировании передовых био и цифровых технологий, главным образом связанных с разработкой ПО и оказанием услуг «платформенным» способом с использованием комплекса технологий искусственного интеллекта. Каждая из таких крупнейших технологических компаний ежегодно направляет на финансирование своих исследований и разработок финансовых ресурсов больше,
чем тратит Россия по всем направлениям исследований и разработок из всех
источников финансирования.
В этих условиях ограниченные финансовые ресурсы развивающихся стран, включая РФ, не позволяют ставить стратегические задачи в сфере научно-технической политики с расчетом на быстрый экономический эффект. Поэтому приоритетом должна стать коллективная стратегия научно-технического развития, в частности, создания и развития единой цифровой экосистемы совместно с дружественными странами, а ее ключевой целью – защита технологического суверенитета и целевое финансирование отдельных наиболее критичных направлений исследований и разработок.
Наиболее перспективными отраслевыми и технологическими рынками, с точки зрения имеющихся у российской науки заделов, являются: технологии в области производства сельскохозяйственной и пищевой продукции; добывающих отраслей; химии
и нефтехимии; машиностроения; биотехнологий, фармакологии и медицины; информационно-коммуникационных технологий.
Преодоление имеющихся ограничений научно-технологического развития

Продолжение аналитического обзора
в журнале Академия Энергетики. РФ  № 4-5(5-6)





Made on
Tilda