Интервью
Правительство

Вызов цивилизационного характера и потенциал нашего народа, нашей экономики

Санкции, принятые в отношении нашей страны, экономики, соотечественников, беспрецедентны. Мировая история не знала прежде такого давления, включая информационное. И мир уже не будет прежним — это понимают все. Что помогает, что поможет нам выстоять? Какие качества русских людей сегодня проявляются с особой силой, вопреки ожиданиям тех, кто готов подвергнуть народ своих стран любым трудностям, лишь бы у нас, в России, их стало еще больше? Какие шаги следует предпринять, чтобы наша экономика выдержала небывалый враждебный натиск? Есть ли у нас для этого потенциал? Об этом и о многом другом — в эксклюзивном интервью Косачева Константина Иосифовича - заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, журналу «Академия Энергетики. РФ».


Внутри нашего общества в России со всей очевидностью кристаллизуется гражданское самосознание, обостренное чувство справедливости. Как вы считаете, какие глубинные качества россиян пришли в движение?

- Эмоционально это действительно очень важный момент: не столько специальная военная операция, сколько абсолютно неадекватная и откровенно злобная реакция Запада показала, что мы имеем дело с историческими фобиями или даже инстинктами. Теми самыми, о преодолении которых так много говорилось в той же Европе.
И если вековые противоречия между Германией и Францией, между странами континентальной Европы и Британией, между немцами и поляками и так далее, считаются преодоленными, то вот русофобия, как выяснилось, не просто жива, но, что называется, глаза застит: лишает ее носителей здравого смысла, прагматизма, гуманизма и приверженности собственным принципам.
В такие моменты у нашего народа просыпается что-то вроде национального инстинкта самосохранения: все понимают, что вызов, с которым мы столкнулись, носит цивилизационный характер. Это было понятно по атакам на наши базовые ценности, на наше прошлое, на спорт, культуру, межнациональный мир, русский язык и саму роль российской цивилизации в мире. 
При этом назову три важных обстоятельства. Первое: пробуждение народного духа произошло не искусственно и не под влиянием пропаганды. Это сугубо ответная, в чем-то даже инстинктивная и спонтанная реакция – на происходящее на Украине, а теперь и на Западе. Где как будто с облегчением скинули маску дружелюбия и с каким-то нескрываемым удовольствием стали обсуждать очередные пакеты санкций и клеймить все российское и русское именно по национальному признаку. Чувствуется, что задет некий "базовый инстинкт", который лежит в основе всех регулярных кровавых походов на восток, и который подтверждает, что тот же европейский фашизм не был сугубо национальным или случайным явлением, давно преодоленным.
Второе: у россиян нет такого же остервенения, бессмысленной злобы, которые мы видим уже давно, задолго до нынешних событий, и даже до госпереворота 2014 года, у многих на Украине, а уже и не только там. Экс-депутат Верховной Рады Надежда Савченко, та самая "Надия", освободить которую в свое время пафосно призывали парламентарии в ПАСЕ, однажды сказала об этом: "украинцев бесит, что у русских нет к ним ненависти". Они считают, что россияне испытывают только "жалость, у кого-то презрение, у кого-то непонимание".
Именно. Никакой ненависти к украинцам, к годами обманываемым людям, превращенным в инструмент реализации абсолютно чуждых им интересов. Могу только порадоваться, что у нас никому в голову не приходит маршировать с факелами, кричать про "гиляку" и прочие "героям – хайль!". Ничего бессмысленного и беспощадного в наших действиях нет, и при этом сожаление, что нам не оставили иного выбора для устранения перманентной и экзистенциальной угрозы у наших границ.
И третий фактор: в народных эмоциях россиян нет национализма. Русского или какого-то еще. В том числе поэтому нет и ксенофобии, то есть неприятия, попыток унизить другого по национальному признаку, на чем зиждется вся концепция текущего строительства украинской нации, как "генетически правильной", в отличие от "орды" и "азиатов" по соседству. Не случайно у нас (и не только, но и в мусульманском мире) одним из самых популярных персонажей спецоперации стал Рамзан Кадыров. А один из самых популярных "мемов" в сети очень характерен для ситуации – разговор людей в освобожденном селе на Украине: "Мы как услышали "Аллах акбар", так и перекрестились: слава Богу, русские пришли".


- Наш народ живет трудно. Однако почти 80% граждан России одобряют деятельность Президента РФ. Как вы думаете, на чем основана такая поддержка?

- Здесь несколько обстоятельств, которые нужно принять во внимание и которые, кстати, не учли наши оппоненты на Западе. Бывший посол США в России и один из самых активных оппонентов Кремля в мире М. Макфол признал недавно в одном интервью, что недооценил ситуацию, считая ранее, что "Путин был случайным президентом", и, дескать, "не было миллионов людей, которые требовали от него стать президентом". Однако оказалось, что у российского президента "действительно есть сильная лояльная база, которая была ему верна на протяжении многих десятилетий" и, мол, "вряд ли в ближайшее время все изменится".
Причины этого, во-первых, в том, что российский лидер действительно выражает мнение абсолютного большинства россиян. В том числе тогда, когда это мнение было настроено крайне благожелательно и романтично по отношению к Западу. Именно поэтому было всеобщее одобрение, когда В.В. Путин поддержал Вашингтон в его действиях в Афганистане после терактов 11 сентября 2001 года.
Увы, США ответили на это доверие расширением НАТО и откровенно грязными операциями против суверенных Ирака и Ливии. Поэтому разочарование нашего президента шло в унисон с такими же эмоциями россиян. Не был услышан и сигнал на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году, как не захотели откликнуться на наши предложения по гарантиям безопасности в декабре 2021 года.
Во-вторых, другой важный момент – готовность российского лидера брать на себя ответственность даже за самые трудные шаги во внутренней и во внешней политике. Это именно то, что подкупает в нем. Например, немало европейцев, где многие сетуют именно на отсутствие конкретных ответственных за проводимую политику: принятие решений "размазывается" на всех членов ЕС и НАТО, "жонглируется" с национального уровня на наднациональный и обратно. Да так, что в итоге все выступают с решительными заявлениями, но никто ни за что не отвечает, и все ссылаются на консенсус. Это не столько демократия, сколько коллективная безответственность.
В-третьих, есть общее понимание у россиян, что нынешний неслыханный прессинг на Россию вызван более глубинными мотивами, а не действиями элит или конкретного лидера. Когда начинают отрицать культуру, выдвигать исторические счета, запрещать флаг и символику, третировать даже паралимпийцев – это уже за рамками реакции на некое "поведение" России, которое якобы можно исправить, чтобы все было хорошо.
Увы – нет.
"Лечить" надо не российское руководство, а тех, кто десятилетиями вскармливал "внутреннего зверя" на Западе, внушая неорасистские и ксенофобские идеи собственному населению. Приходится признать, что денацификация Запада займет гораздо больше времени, чем, например, спецоперация на Украине. И это должен быть процесс длительного самоочищения.  


- Вы глубоко знаете жизнь людей в США, в Европе. По вашему мнению — на каких основах строится русская цивилизация?

- Как ни парадоксально, я не считаю, что мы выстраивали и выстраиваем нашу цивилизацию на каких-то ценностях и принципах, коренным образом противоречащих западным, конкретно – европейским.
В этом смысле абсолютно некорректен тезис о том, что, мол, Россия и ее руководство боятся приближения демократии к ее границам и ее победы в соседних государствах, в частности – на Украине. А, дескать, угроза расширения НАТО – только предлог.
Как вы думаете, если бы на Украине была бы действующая демократия, в которой бы уважались права русского населения, а не восхваляли Бандеру и ему подобных, и при этом НАТО пошло бы на гарантии безопасности, предложенные Россией, началась бы спецоперация в феврале этого года? 100% - нет.
Другое дело, что Россия придерживается тех ценностей, которых на современном Западе почти не осталось. Россия – это как бы ретроевропейское государство. Она олицетворяет собой Европу, которой сегодня нет. Доминирующие взгляды на Западе – все более нетерпимые к инакомыслию, все менее разнообразные и способные к самокритике – угрожают самой европейской цивилизации, теряющей те основы, которые привели ее к былому величию.
И в этом смысле Россия может однажды послужить своего рода "запасным сервером" для самой Европы, когда там "перегорят" все предохранители, что уже, похоже, и происходит сегодня. Поистине оруэлловские процессы могут оказаться саморазрушительными для Запада, и на этом фоне наша страна-цивилизация может оказаться оазисом здравомыслия.  


- Резкое повышение цен на энергоносители и, как следствие, рост цен в Европе и США на заправках, вызывает серьезное недовольство жителей этих стран. К чему, на ваш взгляд, это приведет в итоге, и как могут отразиться эти события на их политическом устройстве?

- Я бы не делал серьезную ставку на то, что внутреннее недовольство на Западе в связи с резким ухудшением образа жизни приведет к серьезным политическим подвижкам в обозримый период. При том, что высокие стандарты жизни людей и есть главный фактор привлекательности, "мягкой силы" Запада, который они публично приписывают своим "правильным" ценностям и "эталонным" демократиям, а вовсе не многолетнему доминированию в мировом хозяйстве, финансах и институтах. По сути, весь мир оплачивал благополучие жителей стран Запада, который "высасывал" из остальных стран ресурсы, кадры, "мозги", и при этом поучал их, как им жить. Поучал порой весьма болезненно, совершая прямые агрессии, на фоне которых действия России на Украине являются принципиально иным способом ведения военных операций. И это, кстати, является предметом особой медиазлобы, стремящейся любой ценой представить действия наших военных как "геноцид" и умышленные убийства гражданского населения.
Если бы любую из операций Запада за последние десятилетия взяли под такую "лупу", как взяли российскую, с подробным рассказом про реальные, а не фейковые, акты расправ над мирным населением, неизбирательного применения мощного оружия для более быстрого достижения своих целей, то понадобился бы международный трибунал масштаба Нюрнбергского для расследования всех преступлений США и их союзников против других народов. 
Но нужно понимать, что призывы к собственным гражданам "затянуть пояса", поменьше мыться и отапливать помещения, рассчитаны на довольно короткий срок. Населению стран Запада обещают, что Россия вот-вот проиграет или рухнет сама. Если же этого не случится в обозримый период, люди начнут задавать неудобные вопросы.
Вот поэтому их сейчас погружают в атмосферу ненависти и русофобии, чтобы они верили в вину России и русских во всех своих проблемах. Европа уже проходила нечто подобное в 30-е годы, когда в проблемах обвиняли людей конкретной национальности. К чему это привело, мир слишком хорошо помнит. Впрочем, похоже, что только не западный мир


- Как вы считаете, отказ от российского трубопровода «Северный поток-2» - это окончательное решение США и Германии?

- Я бы не отделял отказ от российского трубопровода «Северный поток-2» Европы и, конкретно, Германии, от общей конфликтной ситуации. Хотя, конечно же, для США, ряда восточноевропейских государств и Украины стремление блокировать этот важнейший проект, который мог бы стать важным связующим звеном между Россией и ЕС, а также фактором укрепления экономических позиций непосредственно Германии, был делом принципа.
В итоге Германию вынудили совершить "самострел", надолго лишив ее конкурентных преимуществ, стратегических перспектив и во многом – экономической независимости. Это еще раз подтверждает, что, прежде всего, американо-британский проект Украины как "антироссии" изначально направлен не только против нашей страны, но и против Германии, и всей западной континентальной Европы.
Про возвращение к проекту в обозримой перспективе говорить не приходится, но это не значит, что про него забудут совсем как на это надеются, например, в Киеве.
Вопрос нужно рассматривать в контексте всех антироссийских санкций. Германия и Запад сейчас демонстративно готовятся к отказу от российских энергоресурсов, однако признают, что пока не готовы остаться без них совсем.
Вот это "пока" означает не только необходимость болезненных перестроек в структуре энергетики, промышленности и внешних поставок, но еще и надежду на быстрый обвал или госпереворот в России. Расчет на то, чтобы сегодня демонстративно отказаться от российского газа, а завтра, когда, по их расчетам, Россия рухнет и там воцарится прозападная зависимая власть киевского образца, тот же газ можно будет получить задаром, в качестве репараций и выполнения каких-то решений специальных судов и структур, либо за копейки, в обмен на гуманитарную помощь и устаревшие технологии. Вот тогда, наверное, захотят вспомнить и про "поток".
Разумеется, постараемся не дать им реализовать такие планы. Но сейчас тема «Северного потока-2» явно не на первых позициях в повестке.



- Активно обсуждается тема перенаправления потоков российских сырьевых ресурсов на рынки Азии. В какой степени Россия с точки зрения логистики готова совершить такой поворот? Какие плюсы и минусы вы видите в этой ситуации?

- Да, переориентация потоков такого масштаба – задача весьма и весьма амбициозная. Однако решать ее так или иначе придется. И не только потому, что наши основные покупатели теперь по понятным причинам будут находиться в Азии. Но еще и потому, что полюс мирового развития также сместился на Восток. Россия должна активнее включаться в региональные производственно-сырьевые цепочки, чтобы, в свою очередь, подпитываться энергией развития азиатских экономик.
К тому же сегодня все чаще говорят о регионализации как всеобщем явлении, идущем в какой-то мере на смену глобализации, что началось еще в условиях пандемии коронавируса. Мы уже сделали ставку на евразийскую интеграцию, да и уменьшение зависимости от европейских рынков в целом по политическим причинам и из соображений элементарной безопасности должно компенсироваться опережающим развитием связей на Востоке.
Однако есть, конечно же, ряд объективных причин, которые не позволяют сделать это быстро. Это и сама инфраструктура – нельзя перенаправить в Азию трубопроводы, идущие в Европу. Другие причины - пока еще ограниченные связи с азиатскими партнерами, недостаточное присутствие на местных рынках нашего бизнеса, я бы даже сказал – инерция в мышлении многих бизнесменов, а порой и элементарная нехватка кадров для работы на незападных рынках.
Нужно уже признать очевидное: происходящие изменения – это надолго, и нужно учиться быть гибкими и готовыми к новым вызовам, а не ждать возврата к старым добрым временам. Как говорил Чарльз Дарвин, выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям. 
Нужно реально вкладываться в разворот, а не пугать им Запад, в тайне надеясь, что он однажды одумается. Одумается – и прекрасно. Значит, будет работать с нами на новых принципах, исключающих саму возможность шантажа в отношении нас.
У нас есть возможности для совершения "поворота на Восток", в том числе за счет сделанного буквально в последние годы – развития производства СПГ, освоения Северного морского пути, строительства трубопроводов, формирования институтов интеграции и кооперации, договорной базы.
Но понятно, что целиком компенсировать резкий обвал сотрудничества со странами ЕС быстро не получится. И в этом смысле считаю не менее важным развитие внутреннего спроса в России, что означает – реализацию многих экономических и социальных программ: рост доходов населения, более активную газификацию страны, развитие восточных регионов и так далее.



- С 2014 года в Российской Федерации реализуется программа импортозамещения. В этом направлении делались определенные шаги. И все же с недавним введением очередных пакетов санкций наши производители столкнулись с тем, что даже отечественное оборудование, разработанное и выпускаемое в рамках этой программы, нуждается в импортных деталях. Как вы считаете, когда нам удастся полностью излечить свою зависимость от зарубежных поставщиков?

- Нужно понимать, что проблема импортозамещения – вопрос не только, и даже не столько экономический и управленческий, сколько политический. И в полной мере подготовиться к тому, что страны Запада объявят полномасштабную войну буквально на уничтожение нашей экономики, вряд ли было возможно.
Однако сделать успели достаточно много, и, действительно, санкции послужили инструментом для стимулирования замещающей экономической активности в стране. Зарубежные эксперты приводили такую статистику: в результате различных программ, направленных на увеличение доли местного участия в создании добавленной стоимости в целях снижения внешней зависимости, соотношение между объемом импорта и ВВП в России уменьшилось с 25% в 2002 году до 21%. Если сравнить с тем же показателем по ЕС (43% на конец 2020 года), Россия выглядит менее уязвимой к санкциям и иным внешним мерам, и процесс продолжается.
У задачи есть несколько перспектив: быстрая, среднесрочная и долгосрочная. В числе ближайших задач – обеспечить бесперебойное функционирование отечественной экономики, и здесь, я бы сказал, все средства хороши. Включая даже обходные и скрытые схемы, удлинение цепочек посредников и тому подобное.
Но это нужно именно для того, чтобы выиграть время и достаточно быстро наладить производство нужных товаров и деталей у себя дома. Для чего необходимы уже активные правительственные меры по стимулированию соответствующей бизнес-активности в стране и по налаживанию партнерских связей с новыми зарубежными партнерами.
Совет Федерации на внеочередных заседаниях в марте как раз рассматривал пакеты таких мер, подготовленных Правительством России, и это далеко не последние действия исполнительной и законодательной ветвей власти на этом направлении.
А вот в долгосрочной перспективе нужно уже выстраивать стратегии взаимодействия на региональном уровне, используя все ресурсы евразийской интеграции, сотрудничество с крупнейшими экономиками Азии, участие в инфраструктурных проектах. Одновременно следует активизировать работу на наукоемких направлениях в целях обеспечения экономики собственными технологиями, что, в свою очередь, потребует усилий во многих сферах нашей деятельности – в образовании, миграционной политике и многих других.
В этом контексте я выступаю за то, чтобы мы как можно активнее задействовали, во-первых, ресурсы малого и среднего бизнеса, облегчая ему доступ к госзакупкам, к дешевым кредитам, к иностранным рынкам. И, во-вторых, потенциал нашего экспертного сообщества для получения максимальной интеллектуальной поддержки для усилий властей всех уровней.
Конечно, в идеале мы должны пытаться добиться независимости от иностранных поставщиков, но на самом деле параллельно следует прилагать усилия для исправления глобальной ситуации, причем не только в экономике. Речь не только о "приведении в чувство" лидеров стран Запада, которых сейчас явно "заносит" от осознания своей мощи, что должно сделать послушными всех остальных мировых игроков.
Жизнь, конечно же, поставит их на место.
Но нужно использовать нынешнюю ситуацию для того, чтобы пересмотреть многие из мировых правил, с учетом того, что Запад полностью провалил свою миссию глобального регулятора и гаранта стабильности мировой экономики. Всю свою силу и преимущества он направил не на стабилизацию рынков, а на войну с Россией, убедительно доказав, что ни доллар больше не может считаться надежной мировой валютой, ни сам Запад не является местом для хранения зарубежных частных и государственных активов. Все превращается в инструменты экономического шантажа вопреки всем правилам и здравому смыслу.
Этому нужно противопоставить системную и скоординированную работу России и крупнейших незападных партнеров по БРИКС, ШОС, "двадцатке" в целях формирования основ справедливой, недискриминационной, инклюзивной экономики будущего. Это стало бы самым правильным выходом из глобального кризиса, если мы не хотим его повторения в будущем.



- Что будет с программами в отношении «зеленой» энергетики, на которую делались серьезные ставки во всем мире? Какая роль отводится ей сегодня? Эта тема отойдет на второй план или будет продолжена?

- С одной стороны, недовольство европейских стран своей зависимостью от российских энергоресурсов стимулирует развитие альтернативной энергетики. С другой стороны, поскольку "зеленый переход" требует немалого времени и ресурсов, резкий отказ от ископаемого топлива привел бы сегодня к коллапсу некоторых европейских экономик. 
Однако дело не только в прямом соотношении "зеленой" и традиционной выработки энергии; проблема имеет комплексный характер.
Во-первых, время. Срок строительства, например, ветропарка составляет от трех до 11 лет для самых сложных проектов. А в условиях нагнетаемого Западом конфликта с Россией замещение энергоресурсов из России нужно Европе здесь и сейчас. ЕС покупает в России почти 40% всего газа и около 60% нефти и нефтепродуктов. Заменить их в одночасье не получается, и потому полный отказ от поставок, на котором настаивают некоторые политики, постоянно откладывается.
Во-вторых, альтернативные источники энергии нуждаются в безальтернативных ископаемых ресурсах. Производство и хранение энергии от ветряных электростанций и солнечных батарей требуют огромных объемов меди, никеля, алюминия, графита, лития и других ископаемых. На полезные ископаемые приходится более половины стоимости батарей и солнечных модулей и порядка 20% стоимости ветряков. И это при том, что ветер и солнце обеспечивают лишь 3% мировой энергии. А что будет при попытках нарастить этот объем в разы, как планируют страны Запада?
Экономисты МВФ на основании анализа тенденций на сырьевых рынках начиная с 1879 года рассчитали инфляционный эффект от попыток удовлетворить спрос на полезные ископаемые, необходимые для "зеленого перехода". Их вывод: цены на металлы выйдут на исторический пик "в течение беспрецедентно продолжительного периода примерно в десятилетие".
За два года цены на литий, который используется в автомобильных аккумуляторах и батареях, выросли почти на 1 000%. Цены на медь и никель за тот же период выросли на 200% и 300% соответственно. Алюминий, второй по использованию металл на планете после железа, подорожал на 200%, достигнув 30-летнего максимума. Согласно докладу Геологической службы США за 2020 год, удвоение цен на алюминий увеличит производственные затраты и сведет на нет прибыль производителей тяжелых транспортных средств.
В электромобиле на 180 килограммов больше алюминия и на 70 килограммов больше меди, чем в обычном. В конце 2021 года банковская группа ING заключила, что одно лишь удвоение целей по производству электромобилей "съест" почти половину текущего производства алюминия и меди и порядка 80% – никеля. А ведь электрических автомобилей на дорогах - менее 1%.
Таких примеров можно приводить достаточно много, но по-прежнему очевидно: по политическим мотивам США и страны Европы, конечно же, будут продолжать делать ставку на "зеленую энергетику", особенно с учетом высокого влияния "зеленых" партий на политический и экономический курс правительств и наднациональных институтов. Не будем забывать и о том, что именно "зеленый переход" должен был стать новым полем глобальной конкуренции, на котором Запад планировал заранее обеспечить себе стартовые преимущества и тем самым окупить затраты на развитие технологий, а заодно обесценить индустрию и энергетику потенциальных конкурентов, не выдерживающих жестких норм, устанавливаемых самим же Западом.
Однако текущая ситуация во многом смешала эти карты. Планы приходится корректировать, в частности – в число "чистых" источников энергии уже включают, например, атомную энергию (к большому неудовольствию тех же "зеленых"). А ставка на альтернативные источники энергии сталкивается с нарастающей критикой внутри стран Запада, где многие эксперты убедительно доказывают, что причиной резкого роста цен на энергию и бензин стали не столько проблемы с Россией, сколько некомпетентные решения собственных правительств.
Поэтому ближайшие 5-10 лет будут очень важными для мировой энергетики, и ее "зеленая" часть наверняка подвергнется серьезным испытаниям. Скорее всего, самой разумной будет стратегия именно тех стран (в их числе - Россия, Китай), которые делали ставку не на популизм и романтизм в духе Греты Тунберг, а на плавную трансформацию с сохранением разумных соотношений в национальной энергетике для обеспечения ее устойчивости.

Источник фото: council.gov.ru
Беседовала заместитель главного редактора 
Журнала "Академия Энергетики.РФ" 
Людмила Бурова
Made on
Tilda